понедельник, 26 мая 2014 г.

10 Елена Осокина Золото для индустриализации ТОРГСИН

100 Видимо, Торгсин не соблюдал это правило. Так, в апреле 1933 г. Валютная комиссия Совнаркома вновь повторила запрет Торг­сину открывать магазины в приисковых районах, в пределах зо­лотодобывающих комбинатов и вне их территории на расстоя­нии 100 км. К решению прилагался список населенных пунктов, где Торгсину запрещалось работать. ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 14а. Д. 827. Л. 2, 5.
101 РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 26. Л. 162.
102 Там же. Л. 161.
103 Информацию о дальнейшей судьбе Е.В. Курлянда не удалось найти. В условиях трагических 1930-х гг. это может быть хоро­шим знаком, возможно, он благополучно дожил свой век.
104 Не случайно основная масса партийцев в руководстве и на мес­тах встретили предложение Ленина о переходе к новой экономи­ческой политике в штыки, а количество самоубийств среди ре­волюционеров-партийцев резко выросло в годы нэпа.
105 Идея о фазовом социально-экономическом развитии советского общества, где кризисы сменялись вынужденными рыночными, полурыночными или квази-рыночными реформами, была де­тально исследована Бирмингемской научной школой, особенно Робертом Дэвисом. См., например: Davies R.W. Crisis and Progress in the Soviet Economy, 1931-1933. L., 1996.
106 По данным Юрия Голанда, валютные интервенции обоих ве­домств, Госбанка и Наркомфина, за период декабря 1922-февра-ля 1924 гг. показывают, что продажа золотых монет населению превысила их покупку государством на 19 млн руб. (по номина­лу), а с учетом иностранной валюты превышение продаж над по­купкой составило примерно 37,7 млн золотых руб. В то же вре­мя (январь 1924 г.) свободные от обязательств золотовалютные ресурсы Госбанка, по данным члена его правления 3. Каценелен-баума, составляли всего лишь 130-140 млн руб. Голанд Ю. Ва­лютное регулирование в период НЭПа. С. 94.
107 Goland Yurii. Currency Regulation in the Nep Period. P. 1274.
«Торгсиния - торговая страна»
108 РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 133. Л. 18, 141-143; Внешняя торговля. 1936. № 1. С. 5.
109 РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 21. Л. 22.
110 Там же. Л. 20-22.
111 Авторы плана сформулировали эту мысль политически коррек­тно: «...должно отвергнуть версию о возрастающей кривой пяти­
354
летнего плана Торгсина как неверие в то, что вторая пятилетка улучшит положение трудящихся масс в два-три раза». (РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 21. Л. 20). По сути это было то же, что сказать: «...должно принять затухающую кривую пятилетнего плана Торгсина, как уверенность в том, что голод заставит людей сдать ценности и исчерпает накопления населения в течение двух лет».
112 РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 5. Л. 193.
113 Там же. Д. 12. Л. 239; Д. 26. Л. 34-39; Д. 66. Л. 29, ПО; Д. 105. Л. 19; ГАСО. Ф. 1425. On. 1. Д. 16. Л. 32. Данных о том, сколько городов имели магазины Торгсина в период его наивысшего раз­вития летом 1933 г., найти не удалось. Высказать предположе­ние высокой степени точности тем не менее возможно. Только немногие наиболее крупные центры, как Москва, Ленинград, Киев, Харьков, имели по нескольку магазинов Торгсина в одном городе, а в остальных случаях действовало правило: один мага­зин на город. Исходя из этого, цифра 1500 торговых точек в ав­густе 1933 г. лишь слегка превышает число населенных пунктов, охваченных торгсиновской торговлей.
114 Данные о росте числа магазинов Торгсина см.: РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 12. Л. 239; Д. 23. Л. 122; Д. 26. Л. 34-39; Д. 66. Л. 29, НО; Д. 105. Л. 19. ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 14а. Д. 825. Л. 1, 4; ГАСО. Ф. 1425. On. 1. Д. 16. Л. 32.
115 В соответствии с опубликованными итогами работы Торгсина пиком развития его торговой сети стал ноябрь 1933 г. - 1526 торговых точек по стране. Внешняя торговля. 1936. № 1. С. 5.
116 ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 14а. Д. 834. Л. 2.
117 Список контор Торгсина на июнь 1931 г. см.: ГАСО. Ф. 1425. Оп. 1. Д. 2. Л. 15; на весну 1932 г.: ГАСО. Ф. 1425. On. 1. Д. 1. Л. 8; на весну 1933 г.: РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 63.
118 Историю развития Московской, Ленинградской и Западной кон­тор Торгсина см. в приложении.
119 Процесс разветвления контор продолжался. Так, из Северо-Кав­казской выделилась затем самостоятельная Азово-Черномор-ская контора.
120 Об истории развития Торгсина в Средней Азии см. приложение.
121 В 1930-е гг. Казахстан именовался Казакстаном. В то время ад­министративно он входил в состав РСФСР. Правда, руководи­тели Торгсина порой путались, куда относится Казакская конто­ра - к России или к Средней Азии. Так, председатель Торгсина Сташевский в декабре 1932 г. ругал уполномоченного Торгсина в Средней Азии Шилова за плохую работу Казакской конторы, на что тот справедливо заметил, что эта контора, как автоном­
355
ная, подчинялась не Среднеазиатскому представительству, а непосредственно Москве. ЦГА РУз. Ф. 288. On. 1. Д. 3. Л. 7.
122 Управление уполномоченного Торгсина в Средней Азии сущест­вовало с 13 ноября 1932 г. до 5 октября 1934 г. Среднеазиатское представительство курировало Узбекскую, Туркменскую, Тад­жикскую и Киргизскую конторы, а также торговые точки в Каракалпакии.
123 ЦГА РУз. Ф. 288. On. 1. Д. 62. Л. 92.
124 См., например, письмо председателя Правления Торгсина М.И. Шкляра в Экономический отдел ГПУ Свердловска (но­ябрь 1931 г.), в котором он просил оказать содействие новому управляющему краевой конторы Торгсина. РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 2. Л. 26.
125 ЦГА РУз. Ф. 288. On. 1. Д. 3. Л. 53а. Менее детальные и обстоя­тельные доклады о валютном потенциале Северо-Западного ре­гиона (Псков, Карелия и др.) см. в архиве Торгсина в Выборге: ЛОГАВ. Ф. 1154. Оп. 2. Д. 5. Л. 107 об., 108 об., 123.
126 В связи с предполагаемым открытием магазина Торгсина в г. Чует инспектор Лукерин писал: «Сельское население Чу ста, в отличие от городского населения других пунктов, имеет менее тенденций и возможностей к накоплению золота в изделиях, тем более, повторяем, что зажиточное население своевременно рас­кулачено». ЦГА РУз. Ф. 288. On. 1. Д. 3. Л. 53а.
127 РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 32. Л. 4.
128 ЦГА РУз. Ф. 288. On. 1. Д. 90. Л. 58-59. Примеры экономичес­ких характеристик других районов в связи с предполагаемым от­крытием в них магазинов Торгсина см.: ЦГА РУз. Ф. 288. On. 1. Д. 63. Л. 26-27 и 27 об.
129 ЦГА РУз. Ф. 288. Оп. 2. Д. 3. Л. 1.
130 Там же. On. 1. Д. 12. Л. 21.
131 Там же. Л. 43.
132 РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 51. Л. 27.
133 Там же. Д. 2. Л. 37-38.
134 Там же. Д. 41. Л. 22.
135 Там же. Д. 98. Л. 59.
136 g0T лишь несколько из многих примеров нерентабельных мага­зинов: «В открытых в августе точках в Рыбачьем и Кочкоре за октябрь месяц было привлечено валютных ценностей на 300 руб., в Сазановке за 10 дней на 57 руб. и в Покровке за 10 дней 77 руб., то есть в среднем в день по 9 руб. при ежедневных торговых рас­ходах в среднем по 133 руб. в день или в 15раз больше против по­ступивших ценностей, не говоря о колоссальных накладных рас­ходах в связи с большой отдаленностью этих торгточек, от 250
356
до 400 км, от Центральной базы (г. Фрунзе) и железной дороги». ЦГА РУз. Ф. 288. On. 1. Д. 62. Л. 91.
137 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 134; Д. 12. Л. 120; Д. 15. Л. 177. Торгсин продавал товары внутри СССР, но считался экспорт­ной организацией на том основании, что торговал на валютные ценности и снабжался товарами экспортного качества. В госу­дарственных валютных планах Торгсин стоит в одном ряду с основными экспортерами (Экспортлес, Экспортхлеб, Нефтеэк­спорт, Союзпушнина и пр.). В государственных экспортных пла­нах валютный план Торгсина и план поставок товаров для Торг­сина выделялись специальной строкой, графой или даже представлялись как отдельный план. См., например: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 136; Д. 12. Л. 41, 57, 61, 62-64, 199; Д. 13. Л. 122, 130; Д. 14. Л. 30, 53, 63, 69, 111; Д. 15. Л. 19, 176-178.
138 Так, 3 ноября 1931 г. именно Политбюро разрешило «золотые», а 24 ноября 1932 г. «серебряные» операции в Торгсине. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 44; Д. 14. Л. 17.
139 Упоминание о директиве и письме см.: РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 38. Л. 1 об.
140 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 13. Л. 61.
141 См., например, секретное приложение «Об основных мероприя­тиях по обеспечению экспортно-импортного и валютного пла­нов на 1934 г.», утвержденное Политбюро 19 декабря 1933 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. д. 15. Л. 158-159.
142 См., например, РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 159; Д. 13. Л. 88; Д. 14. Л. 63, 69; Д. 15. Л. 16, 173-174.
143 «Интурист» должен был заниматься «транспортировкой ино­странных туристов», «Отель» - ведением гостиничного хозяй­ства. Этим организациям запрещалось открывать свои киоски, магазины и рестораны вне гостиниц, дабы не конкурировать с Торгсином. РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 4. Л. 74; Д. 17. Л. 138.
144 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 14. Л. 19, 25.
145 См., например, решение Политбюро купить в Англии текстиль­ных товаров на 500 тыс. руб. в кредит с реализацией их в Торг-сине на сумму не менее 1 млн руб., или решение о закупке това­ров для Торгсина в Финляндии. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 49; Д. 12. Л. 34.
146 Примером такого обращения является докладная записка пред­ставителя Торгсина в Ташкенте в Средазбюро ЦК ВКП(б) с просьбой создать Среднеазиатское представительство Торгсина и рекомендовать кандидата на должность уполномоченного. ЦГА РУз. Ф. 288. On. 1. Д. 3. Л. 45 и об.
357
147 В своих постановлениях ЦК КП (б) Туркменской ССР и респуб­ликанский Совнарком обясняли подчиненным комитетам пар­тии и местным советам, что планы Торгсина - это не просто дело Наркомата внешней торговли, а государственное задание. Они обязывали выделять Торгсину лучшие помещения и кадры, запрещали отзывать торгсиновских директоров на военные сбо­ры и сельскохозяйственные кампании «помощи селу». ЦГА РУз. Ф. 288. On. 1. Д. 76. Л. 18, 19, 93 и об.
148 ЦГА РУз. Ф. 288. On. 1. Д. 3. Л. 16.
149 Там же. Л. 1, 8, 16, 19 и об., 41, 47, 51.
150 Типичность этой истории подтверждают донесения других ин­спекторов Правления, посланных на места для развертывания «золотой» торговой цепи. См., например: РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 5. Л. 184, 289; Д. 15. Л. 118, 162; Д. 71. Л. 102.
151 РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 2. Л. 32-33.
152 Там же. Л. 33 об.
153 ГАСО. Ф. 1425. On. 1. Д. 22. Л. 54.
154 В период создания Торгсина его Правление состояло из пред­седателя (М. И. Шкляр), четырех замов (Ю.С. Бошкович, И. Я. Берлинский, В. К. Жданов, М. Н. Азовский) и помощника председателя (Т.И. Анисимов). Весной 1932 г. личный состав Правления практически не изменился, но Берлинский стал заве­довать посылочными операциями; Бошкович — антикварными и золотыми. РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 7. Л. 3; Д. 19. Л. 213.
155 В аппарате контор Торгсина постоянно работали плановый (пла­ново-финансовый) сектор и бухгалтерия, а также общий сектор или секретариат. По мере развития торговой деятельности Торг­сина в его конторах появились сектора проверки исполнения, коммерческий сектор, который в свою очередь разделился на спецотделы по виду товаров - текстильно-трикотажный, обув­ной, меховой, продовольственный (в наиболее развитых конто­рах он далее делился на хлебо-фуражный и мясо-жировой отделы), разных товаров, стройматериалов, химико-фармацев­тический и др.
156 Создание межрайонных баз в 1933 г. преследовало цель прибли­зить руководство к торговым точкам. По словам одного доку­мента, до создания межрайонных баз руководство областных контор «не заглядывало в низы». В результате этой реформы сложилась «кустовая» организация магазинов Торгсина. «Куст» состоял из головного универмага, который являлся центром межрайонной базы, а также подчиненных ему магазинов, ску­почных пунктов, складского и транспортного хозяйства. Снаб­жение товарами, кредитование, транспортное обеспечение, пла­
358
нирование и отчетность, назначение пайков осуществлялись через головной универмаг. «Кустовая» организация обернулась бедствием для зависимых магазинов, так как головные предприятия в первую очередь обеспечивали свои нужды, сбрасывая подчиненным магазинам оставшееся и ненужное. К концу деятельности Торгсина в 1935 г. его структура специа­лизировалась и разветвилась. Центр в Москве включал руковод­ство (председатель и его замы, консультанты, старшие инспекто­ра и референты); управление делами (общая часть, группа расчета, хозчасть, секретная, юридическая части, экспедиция и резерв); товарные отраслевые спецконторы (продовольственная, разных товаров, текстильно-трикотажная, обувная, меховая, портовая), а также контору внутреннего снабжения и транспор­та, сводно-плановый и валютно-финансовый сектора, а также главную бухгалтерию. Периферийная сеть Торгсина состояла из порядка сорока областных, краевых и республиканских кон­тор. При областных конторах работали товарные базы. Кроме того, в структуре Торгсина были центральная база и база бриллиантов в Москве, а также импортная база в Ленингра­де. В административно-управленческом аппарате Торгсина ле­том - осенью 1935 г. работали 906 чел., а в торговой сети 11 555 чел. РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 158. Л. 25-27. К нему перешли валютные торговые функции, которые ранее выполняли Совторгфлот, Мосторг, ГУМ, Главцветметзолото, Востокзолото, «Интурист» и «Отель».
В магазинах Торгсина работали приписные кассы Госбанка. Торг­син оплачивал их работу, но кассиров присылал Госбанк. Гос­банк должен был также обеспечивать Торгсин приемщиками ценностей.
«Красные директора» Торгсина: «Политкомиссар»
Биографии заместителей председателя Торгсина смотри в при­ложении.
Не считая кратковременного исполнения обязанностей предсе­дателя Правления Г.И. Мустом (август-ноябрь 1934 г.). Сведения о М.И. Шкляре взяты из его автобиографии 1923 г., написанной при подаче заявления о принятии на учебу в Ком­мунистическую академию, а также личного листка по учету кад­ров 1933 г. и регистрационного бланка члена КПСС, заполнен­ного при обмене документов в 1954 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 100. Личные дела на руководящих работников номенклатуры ЦК). Эти документы написаны в периоды совершенно разной поли­тической конъюнктуры и позволяют увидеть, как менялось из­
359
ложение фактов, и оценить достоверность информации. Однако поскольку основной источник информации о Шкляре один -сам Шкляр, то возможны неточности и ошибки, утаивание фак­тов, самовосхваление и другое субъективное искажение инфор­мации.
1(>3 Шкляр состоял членом «Бунда» несколько месяцев, с сентября 1917 г. до апреля 1918 г., но тем не менее, по его словам, добился откола от партии «левых элементов».
164 ОГПУ имело сеть осведомителей в организациях и на пред­приятиях. Новейшие исследования, основанные на материалах ОГПУ, свидетельствуют также о том, что сотрудники «органов» при переходе на хозяйственную работу получали специальные задания, главным образом, по ведению экономического шпиона­жа за границей. ОГПУ также командировало своих сотрудников на хозяйственную работу при получении «заказа» от промыш­ленной организации. См., например, исследование СВ. Журав­лева об операции, проведенной военной разведкой и ОГПУ в 1922-1927 гг., по добыванию технологии вольфрамового произ­водства для развития электротехнической промышленности в СССР. Журавлев СВ. «Маленькие люди» и «большая история». Иностранцы московского Электрозавода в советском обществе 1920 - 1930-х гг. М., 2000. С. 45-96.
165 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 71.
166 U.S. National Archives (NARA). Record Group (RG) 84. Records of Foreign Service Posts. Diplomatic Posts. USSR, vol. 420, 1934. «Conversation with Mr. X, an Official of a Berlin Bank, Actively Interested in Financing Russian Trade». В Национальном архиве США общая нумерация страниц в деле, которую обычно про­ставляют архивисты, отсутствует, так что документы нужно ис­кать по их названию.
167 Сам Шкляр объяснял свой уход переводом на другую работу. В своем прощальном письме работникам Торгсина 28 октября 1932 г. он писал: «Распоряжением Наркомвнешторга я перево­жусь на другую руководящую (! - Е. О.) работу и сего числа сдаю дела тов. Сташевскому А.К., новому председателю В/О "ТОРГСИН". Выражая благодарность всем сотрудникам систе­мы Торгсин за упорную работу и ударные темпы, проявленные в строительстве нашей системы, я твердо уверен, что и под но­вым руководством «торгсиновцы» с еще большим напряжением будут работать на перевыполнение валютных планов, возложен­ных Правительством на наше Объединение». ГАСО. Ф. 1425. On. 1. Д. 1. Л. 24.
168 РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 70. Л. 3.
169 Там же. Д. 30. Л. 41.
360
170 Королев пишет: «При поступлении на работу в Торгсин я сов­местно с Бюро и Ячейкой повел решительную борьбу со всеми творящимися безобразиями в нашей системе, а их было не мало, как то, разбазаривание золотого фонда на соввалюту под видом представительских пайков, а также были крупные хищения в н/универмагах директорами и рядовыми работниками (Шкляр -Пред. Правления В/О, Чубайск - Зам. Управл. МОК, Лебедев -Зам. Упр. МОК, Палей - д-р универмага № 1 и др.)». ЦГАМО. Ф. 3812. On. 1. Д. 1. Л. 31.
171 РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 13. Л. 12. «Секретные» фонды государ­ственных организаций и учреждений создавались с санкции правительства для «помощи руководящим работникам». Поста­новление СТО от 13 февраля 1926 г. является наиболее ранним из найденных мной официальных директив о создании «секрет­ных» фондов. «Секретные» фонды были «секретом Полишине­ля», так как о привилегиях бюрократов в обществе знали. Сре­дства из «секретных» фондов шли на дотации в специальных столовых и буфетах, пособия на лечение и отдых на курортах, оплату книжных абонементов, элитное жилищное строительство и проч. Использование «секретных» фондов сопровождалось множеством злоупотреблений. Ненасытное руководство попол­няло их даже из кредитов, оборотных средств, прибылей и от­числений нижестоящих организаций. Перерасход «секретных» фондов был столь угрожающим, что руководство страны вынуж­дено было ввести строгие ограничения и наказывать виновных. О «секретном» фонде Наркомторга СССР см.: РГАЭ. Ф. 8043. Оп. 11. Д. 74. Л. 145. Более подробно о «секретных» фондах чи­тай: Осокина Е.А. Иерархия потребления. С. 68-70.
172 РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 30. Л. 41.
173 «Совсиньторг» - аббревиатура Всесоюзного экспортно-импор­тного объединения по торговле с Синь-Цзяном (Западный Ки­тай). Объединение продавало в Синь-Цзянь текстиль, сахар, ме­талл, нефтепродукты, обувь, спички, силикаты, сельскохозяй­ственные машины, техническое оборудование, покупало в Китае шерсть, хлопок, шелк, скот и другие продукты сельского хозяй­ства. Головная контора располагалась в Москве по адресу: Ильинка, 6.
174 Имя Шкляра отсутствует в энциклопедическом словаре россий­ских спецслужб «Разведка и контрразведка в лицах». М., 2002.
Зачем Сталину был нужен Торгсин
175 Россия также хранила золото за рубежом на счетах Государ­ственного банка (более 140 млн золотых руб.), но это золото в Россию не вернулось.
361
ц Тоннаж золота здесь и далее рассчитан на основании следующих данных: тройская унция золота (31,103477 г) до 1934 г. стоила 20,67 долл., в то же время установленный советским правитель­ством обменный курс составлял 1 руб. 94 коп. за 1 долл. США. Это значит, что в рублевом эквиваленте мировая цена золота со­ставляла 1 руб. 29 коп. за 1 г чистоты.
? По мнению В.И. Новицкого, бывшего чиновника Госуда­рственного банка в Петрограде, а позже товарища министра фи­нансов в правительстве Колчака, а также британского историка Дж. Д. Смили, который опирался на данные Новицкого, золотой запас России на 1 января 1914 г. составлял 1,695 млрд руб. Он превышал запас Великобритании (эквивалент 800 млн руб.) и Франции (эквивалент 1,5 млрд руб.). По мнению М.В. Бернац-кого, бывшего профессора политэкономии Петроградского уни­верситета и министра финансов во Временном, третьем коали­ционном, правительстве, золотые ресурсы на хранении Государственного банка России на 1 июля 1914 г. составили 1,5997 млрд золотых руб. и уступали по величине только Банку Франции. Russian Public Finance During the War. New Haven, 1928. P. 438; Novitzky V. Russia's Gold Reserve // Russian Gold: A Collection of Articles and Newspaper Editorials Regarding the Russian Gold Reserve and Shipments of Soviet Gold. New York, 1928. P. 9-11; Smele J. D. White Gold: The Imperial Russian Gold Reserve in the Anti-Bolshevik East, 1918-? (An Unconcluded Chapter in the History of the Russian Civil War)//Europe-Asia Studies, vol. 46, no. 8, 1994. P. 1318.
Царское правительство вывезло золота на 638,5 млн руб. в Вели­кобританию через Архангельск и в Канаду через Владивосток для получения кредитов в Великобритании. Временное прави­тельство для получения военных кредитов вывезло золота в Швецию на сумму 4,85 млн руб. Smele J. D. Op. cit. P. 1319. До Первой мировой войны практически все золото хранилось в Государственном банке в Петербурге. Во время войны, при угро­зе немецкого наступления на столицу, часть золотого запаса им­перии была перевезена в глубинку, в Самарское отделение Госу­дарственного банка. После прихода к власти большевиков в низовьях Волги вспыхнул антисоветский мятеж чехословацкого корпуса. Спасая золото, большевики перевезли его из Самары в Казань. По одним сведениям «Казанский запас» составлял по­рядка 652 млн руб. (Smele), по другим (Новицкий, Бернацкий) -около 634 млн руб. Вскоре Казань пала. Большевики, поспешно эвакуируясь, не успели взять золото. Оно попало в руки Коми­тета Членов Учредительного Собрания (Комуч, или «Самарская
362
учредилка») - эсеровского правительства, утвердившегося в Са­маре в июне 1918 г. после захвата города «белочехами». Вместе с Комучем золотой запас переехал в Уфу, где власть оказалась в руках Уфимской Директории, коалиции Комуча и Сибирского правительства, а в результате военного переворота и власть и зо­лотой запас перешли в руки Верховного правителя Колчака. Колчак потратил на покупку военного снаряжения и нужды сво­его правительства более 195 млн руб. золотом. Кроме того, часть золота, находившегося в распоряжении Колчака, была захвачена во время транспортировки во Владивосток одним из его «строп­тивых вассалов» атаманом Семеновым (42,2 млн руб.) и ока­залась в Чите. Семенов отказался вернуть золото Колчаку и по­тратил его на свои нужды. Часть «Казанского запаса» была потеряна при авариях и украдена во время перевозок. Отступая под натиском Красной армии, Колчак вместе с золотом покинул Омск, но доехал только до Нижне-Удинска. Там, поверив обе­щаниям союзников, что ему будет гарантирован проезд во Вла­дивосток с «белочехами», он перешел из своего эшелона, поки­нув золото, в поезд чешского полка. Этот поезд под флагом союзников доехал до Иркутска, где «белочехи», покупая себе проезд до Владивостока, передали Колчака эсеровскому прави­тельству. Вскоре после того, как власть в Иркутске перешла в руки большевиков, Колчак был расстрелян. Остатки «Казанско­го запаса» в Иркутске были переданы большевикам. Всего боль­шевикам удалось вернуть из «Казанского запаса» золота на сум­му 409,5 млн руб. Подробно о судьбе золотой казны Российской империи - сюжет заслуживает приключенческого романа - и тратах большевиков в первые годы советской власти см.: Ва­сильева О. Ю., Кнышевский П. Н. Красные конкистадоры. М., 1994; Smele J.D. Op. cit. P. 1317-1347; Кузнецов В. В. По следам царского золота. СПб., 2003; Сироткин В. Зарубежное золото России. М., 2000; Зарубежные клондайки России. М., 2003. Новицкий пишет, что золотая казна Румынии, драгоценности королевской семьи, ценности государственных учреждений и частных лиц прибывали в Кремль несколькими партиями в пе­риод декабря 1916 - начала 1917 г. (Новицкий В. И. Золотой за­пас России. С. 14). Бернацкий оценивает золото Румынии в 118,2 млн руб. (Russian Gold... P. 28). Согласно «Отчету по золо­тому фонду», составленному специальной комиссией СТО, ко­торая была создана в конце 1921 г. и по заданию Ленина изучала финансовое положение страны Советов, золото Румынии в Гос­банке составляло «приблизительно 117 млн руб.». Васильева О.Ю., Кнышевский П. Н. Красные конкистадоры. С. 90 со ссылкой на
363
РГАСПИ. Ф. 5. On. 1. Д. 2761. Л. 27. Сапоговская считает, что золотой запас Румынии был переплавлен в слитки. (Сапогов­ская Л.В. Золото в политике России... С. 31-47). Скорее всего только часть румынского золота была переплавлена к началу 1920-х гг.   Согласно  «Отчету по золотому фонду» на 1 января 1922 г., в наличии имелось румынского золота на 105 102 337 руб. 88 коп. Румынское золото в отчете показано отдельно от «совет­ского». (РГАСПИ. Ф. 5. On. 1. Д. 2761. Л. 51). Отчет дает сведе­ния  о  количестве  румынских  монет, что свидетельствует о том, что к началу 1922 г. они еще не были все переплавлены. (Васильева О. Ю.,  Кнышевский П. Н. Красные конкистадоры. С. 152-153 со ссылкой на РГАСПИ. Ф. 5. On. 1. Д. 2761. Л. 27). Новицкий пишет, что большевики были приятно удивлены, об­наружив старательское золото в подвалах отделения Государ­ственного банка в Иркутске. РГАЭ. Ф. 2324. Оп.1. Д. 833. Л. 16. 1 По материалам секретной комиссии СТО Советская Россия вы­платила Германии по Брест-Литовскому договору 124,8 млн руб. (Васильева О.Ю., Кнышевский П.Н. Красные конкистадоры. С. 152-153 со ссылкой на РГАСПИ. Ф. 5. On. 1. Д. 2761. Л. 28, 45). По расчетам Бернацкого и Новицкого, использованным поз­же современным западным историком Смили, большевики успе­ли до капитуляции Германии отправить (из общей суммы плате­жа 245,6 т) 93,5 т золота на сумму 120,8 млн руб. (Smele J. D. Op. cit. P. 1319). После окончания Первой мировой войны по усло­виям Версальского договора это золото было депонировано в Банк Франции. Сапоговская, так же, как и Смили, считает, что в Германию было вывезено около 93 т золота, но для перевода тоннажа в рублевую сумму она использует 1 руб. 40 коп. за грамм чистоты вместо 1 руб. 29 коп. В результате 93 т золота оборачиваются в ее подсчетах 129,8 млн руб. (Сапоговская Л.В. Золото в политике России. С. 32).
По данным «Отчета по золотому фонду», в 1920 г. Эстонии было выплачено 15 млн руб., Латвии - 4 млн руб., Литве - 3 млн руб. В том же году без расшифровки расхода НКИД потратил золота еще на 6 млн руб. В 1921 г. предстояло заплатить Польше более 5 млн руб. (Васильева О. Ю., Кнышевский П. Н. Красные кон­кистадоры. С. 92 со ссылкой на РГАСПИ. Ф. 5. On. 1. Д. 2761. Л. 28). Общая контрибуция Польше, по данным Сапоговской, составила 10 млн руб. (Сапоговская Л.В. Золото в политике России. С. 42 со ссылкой на РГАСПИ. Ф. 5. On. 1. Д. 2761. Л. 28). Бернацкий считает, что выплаты только Эстонии и Польше, оговоренные в договорах, составили около 33 млн руб. Russian Public Finance... P. 455.
364
184 Сапоговская Л.В. Золото в политике России. С. 41 со ссылкой на Документы внешней политики СССР. Т. 3. М., 1959. С. 675; Т. 4. С. 774.
Никто из исследователей не берется определить общую сумму расходов советского правительства на мировую революцию, но все сходятся во мнении, что она была огромной и потрачена зря. В исследованиях приводятся лишь отдельные траты. Так, финансирование работы Коминтерна в 1920 г. составило более 2 млн руб. (Васильева О. Ю., Кнышевский П. Н. Красные кон­кистадоры. С. 145). Особые папки заседаний Политбюро пес­трят постановлениями о выделении денег Коминтерну, МОПРу (Международная организация помощи борцам революции), Профинтерну (Красный интернационал профсоюзов), Крестин-терну (Крестьянский интернационал), Комиссии внешних сно­шений ВЦСПС, обществам культуры и дружбы с СССР и дру­гим организациям, через которые шло финансирование комму­нистического движения и шпионаж.
186 в 1920 и 1921 гг. заказы народных комиссариатов на импорт то­варов по смете Внешторга составили около 537 млн руб. Василь­ева О.Ю., Кнышевский П.Н. Красные конкистадоры. С. 147.
187 Назначение специальной комиссии для расследования этого вопроса объясняется тем, что правительство США, как и прави­тельства ряда других стран, запрещали покупать золото у боль­шевистской России, считая это помощью коммунистическому режиму. Исключение было сделано только для закупок продо­вольствия для голодающих через АРА (American Relief Admini­stration), для чего советское руководство отправило в США зо­лота на сумму 11,4 млн долл. Но, несмотря на запреты, «крас­ное» золото поступало в США. Советское руководство продавало золото через посредников, главным образом, Шве­цию. Золотые царские монеты и другое золото переплавлялись в Швеции, подвергаясь дополнительной очистке. Новые слитки затем поступали на продажу уже со штампами шведских банков. Комиссия Сената США при расследовании этого вопроса поль­зовалась официальной торговой статистикой шведского импор­та золота из России. При сравнении объемы шведского импорта золота из России и объемы шведского экспорта золота в разные страны практически совпали, что, по мнению комиссии, было свидетельством того, что Швеция покупала советское золото не для себя, а для последующего реэкспорта. По расчетам комис­сии, более 40% советского золота, поступившего в Швецию в 1920-1922 гг., отправилось затем в США, треть в Швейцарию, откуда оно затем продавалось в другие страны, более 16% ушло
365
из Швеции во Францию, менее значительные суммы - в Голлан­дию, Великобританию, Германию и Финляндию. О продаже со­ветского золота через посредников в начале 1920-х гг. см. также: Сапоговская Л.В. Золото в политике России. Она пишет, что ин­тенсивность оттока золота за рубеж была такова, что к началу 1922 г. государственные кладовые двух крупнейших (из трех) мест хранения золотого запаса Советской республики опустели (С. 40 ).
188 К началу 1922 г. из золотого фонда Российской империи со­ветское правительство потратило более 812 млн руб. (Василь­ева О.Ю., Кнышевский П.Н. Красные конкистадоры. С. 145 со ссылкой на РГАСПИ. Ф. 5. On. 1. Д. 2761. Л. 28). Если вычесть из этой суммы выплаты по Брестскому миру, контрибуцию Польше и «денежные подарки» соседям (всего более 170 млн руб.), то на долю продаж золота на другие нужды (торговля, шпионаж, поддержка коммунистического движения и пр.) останется более 640 млн руб.
189 Васильева О. Ю., Кнышевский П. Н. Красные конкистадоры. С. 97 со ссылкой на РГАСПИ. Ф. 5. On. 1. Д. 2761. Л. 27.
190 По данным «Отчета по золотому фонду», на 1 февраля 1922 г. в наличии имелось золотых слитков и монет на сумму 217,9 млн руб., при этом невыполненные обязательства по платежам золо­том составляли почти 103 млн руб. Наличность серебра состави­ла 22,4 млн руб. при невыполненных обязательствах по плате­жам серебром в размере 4,8 млн руб. Кроме того, в это время Советская Россия располагала иностранной валютой на сумму 686 тыс. руб. и платиной на сумму 10,4 млн руб. Таким образом, в начале 1922 г. свободные от обязательств золотовалютные ре­зервы страны, включая золото, серебро, платину и иностранную валюту, составляли всего лишь 107,7 млн руб. РГАСПИ. Ф. 5. On. 1. Д. 2761. Л. 21.
191 Со всеми пополнениями и новыми тратами на 1 января 1924 г. свободные валютные резервы Госбанка СССР составили около 130-140 млн руб. (то есть немногим более 100 т чистого золо­та.). Goland Yurii. Currency Regulation in the Nep Period. P. 1255. Голанд дает эти данные со ссылкой на Каценелембаум 3. Денеж­ное обращение России 1914-1924. М., 1924. С. 167.
192 Чрезмерный импортный план привел к валютному кризису. Что­бы покрыть дефицит внешней торговли, правительство стало продавать золото, и к концу 1925 г. свободные валютные резер­вы страны упали до 90 млн руб., а свободные валютные резервы Госбанка за границей составили всего лишь 400 тыс. руб. Под­робно об этом читай: Голанд Ю. Валютное регулирование в
366
период НЭПа. Всего за «доиндустриальный» период 1920-1929 гг., по данным посольства США в Риге, СССР продал золота за гра­ницу на сумму 500 млн долл. США (около 970 млн золотых руб., или порядка 750 т чистого золота из расчета 20,67 долл. за трой­скую унцию). Американцы приводят эти данные со ссылкой на статью о советском экспорте золота, опубликованную в «The Warsaw Soviet Russia», no. 8 (November 10), 1931. NARA. Decimal File. Legation of the USA, Riga. 861.6341/53. «The Russian Gold Industry; Its Organization and Operations with Particular Reference to its Output in the Period 1913-1931, and to its Plans for Future Development*. P. 23-24.
193 По мнению Госбанка, для того чтобы обеспечить эмиссию и иметь достаточные оборотные средства для расчетов по внешней торговле и иностранным кредитам в 1927/28 г., СССР должен был накопить валютных ценностей по крайней мере на 50 млн руб. ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 9а. Д. 502. Л. 44-51.
194 Дефицит внешней торговли (превышение импорта над экспор­том) на 1927/28 г. был запланирован в 35 млн руб., а дефицит инвалюты - 80 млн руб. Но уже предварительные итоги первого полугодия показали дефицит внешней торговли в 68 млн руб., а инвалютный дефицит - почти 66 млн руб. Госбанк бил тревогу о нереальности принятого валютного плана. По его расчетам, для покрытия валютного дефицита СССР в тот год должен был про­дать драгоценных металлов на сумму 70 млн руб. Эти расчеты оказались заниженными. «Справка о состоянии твердоценных ресурсов Госбанка в связи с выполнением валютного плана на 1927/28 г.» Документ из архивного фонда Госбанка СССР до сих пор находится на спецхранении.
195 Сальдо торгового баланса показывает разницу между доходами от экспорта и затратами на импорт. Активное (положительное) сальдо торгового баланса означает превышение товарного экс­порта страны над ее товарным импортом, пассивное (отрица­тельное) - превышение товарного импорта над товарным экс­портом. В 1924/25 и 1925/26 гг. сальдо внешней торговли было пассивным. В 1924/25 г. это было вызвано попыткой насытить внутренний рынок импортом продовольственных товаров и по­бороть инфляционные процессы, вызванные плохим урожаем 1924 г. Дефицит внешней торговли 1925/26 г. был результатом первой попытки форсировать промышленное развитие. В начале 1926 г. от промышленного штурма на время отказались, и активный баланс внешней торговли был восстановлен.
196 В 1926/27 г., по архивным данным таможенной статистики, экспорт составил 770,5 млн руб., импорт - 712,7 млн руб. В
367
1927/28 г., по тем же данным, экспорт составил 774 млн руб., а импорт подскочил до 945 млн руб. Данные из архивных доку­ментов спецфонда Госбанка СССР.
197 Валютой платили за иностранную техническую помощь, процен­ты по кредитам. Следует также учесть непомерные администра­тивные и накладные расходы по валютным операциям и содер­жанию советских организаций за границей и многое др.
198 За 1927/28 хозяйственный год советское руководство продало за границу драгоценных металлов на сумму более 100 млн руб., из них платины на 14,5 млн руб., остальное золото. Данные из ар­хивных документов спецфонда Госбанка СССР.
199 «Конъюнктурный обзор экспорта за 1929/30 г.» Документ из архивного фонда Госбанка СССР до сих пор находится на спецхранении.
200 Следует сказать, что были и ситуации, когда из-за обязательств перед своими торговыми партнерами СССР не мог уменьшить экспорт. В материалах посольства США упоминается случай, когда СССР вынужден был купить нефть у США, чтобы выпол­нить свои обязательства по экспорту. Представитель одного из берлинских банков заметил в 1933 г., что «русские приняли с об­легчением» известие о германских ограничениях на ввоз россий­ской ржи, так как не смогли бы обеспечить поставки в том объе­ме, который обещали. NARA. RG 84, vol. 420. Memorandum «Conversation with Mr. X, an Official of a Berlin Bank, Actively In­terested in Financing Russian Trade». P. 7-8.
201 g отличие от таможенной статистики экспорта, показатели та­можни по импорту, на мой взгляд, более соответствуют действи­тельности. У Сталина не было причины завышать таможенную статистику промышленного импорта, так как в этом случае де­фицит внешней торговли оказался бы еще более резким. Думаю, что и занижать таможенную статистику импорта не было причи­ны, так как это был один из показателей растущей промышлен­ной мощи СССР.
202 Сравнение реальных доходов от экспорта с расходами на про­мышленный импорт также показывает, что реальный дефицит внешней торговли в 1930 г. был не 22,4 млн руб., а порядка 270 млн руб., дефицит 1932 г. - не 129,1 млн. руб., а более 200 млн руб. золотом (ср. табл. 4, графа 2 и табл. 5, графа «реальная выручка от экспорта»).
203 Большевик. М., 1934. № 9-10. С. 22.
204-205 «Объяснительная записка к предварительному валютному балансу за 1926/27 г.». Документ из архивного фонда Госбанка СССР до сих пор находится на спецхранении.
368
«Справка о задолженности СССР инофирмам и инобанкам». До­кумент из архивного фонда Госбанка СССР до сих пор находит­ся на спецхранении.
В случае невыплаты в срок кредит предусматривал 25-процен­тный штраф. Весной 1933 г. германские банки выдали СССР кредит на 140 млн рейхсмарок (около 65 млн руб.) для погаше­ния задолженности. В марте 1934 г. срок выплат по этому креди­ту был продлен еще на 14 месяцев. (Данные взяты из материа­лов аналитических разработок посольства США в Москве. NARA. RG 84. Service Posts. Diplomatic posts. USSR. Vol. 424. Memorandum «Summary of Statement Made to Mr. Henderson on April 17, 1934, by Mr. Weinberg, Acting Chief, Third Division of the People's Commissariat for Foreign Affairs»). Представитель одного из берлинских банков, имя которого не сообщалось, в бе­седе с работником посольства США в Москве отметил, что «рус­ские вели себя очень корректно по поводу их неспособности вы­платить обязательства Германии в 1933 г. Вместо того, чтобы ждать до последней минуты и поставить германских кредиторов перед свершившимся фактом, русские уже осенью 1932 г. про­информировали кредиторов, что им потребуется продление кре­дита на сумму около 50 млн долл. (около 97 млн руб.), в резуль­тате чего стало возможно организовать промежуточный кредит». NARA. RG 84, vol. 420. Memorandum «Conversation with Mr. X, an Official of a Berlin Bank, Actively Interested in Financing Russian Trade».
В интервью, данном журналисту московского бюро «Нью-Йорк Тайме» Уолтеру Дарэнти (Walter Duranty), Сталин сказал, что Советский Союз за последние два года уменьшил свою задол­женность с 1,4 млрд руб. до 450 млн руб. (Известия. 4 января 1934 г. С. 2). Исследователи критически относятся к названной Сталиным новой сумме задолженности, считая, что он ее преуменьшил.
Данные взяты из аналитических разработок 1934 г. посольства США в Москве, которое в данном случае цитирует германскую газету «Frankfurter Zeitung» от 26 февраля 1933 г. По данным германского источника, задолженность СССР по импорту со­ставляла 940 млн руб., плюс авансы под будущий экспорт в раз­мере ПО млн руб. и долг по неисполненным заказам в размере 250 млн руб. «Германская» цифра была близка к данным, полу­ченным путем экономического шпионажа. «Конфиденциальный иностранный источник» сообщил американскому посольству слова бывшего секретаря Института экономических исследова­ний в Москве Шенкмана о том, что на 1 октября 1933 г. внеш­
369
ний долг СССР составил 1, 205 млрд руб. NARA. RG 84, vol. 420, 1934. Section XIX «Gold Movements and the Balance of Pay­ments*. P. 145-146.
210 По данным американской статистики, советские закупки в США в 1928 г. составили 143,8 млн руб., в 1929 г. - 164,9 млн руб., в 1930 г. - 221,9 млн руб., в 1931 - 201,2 млн руб. В 1932 г. импорт из США составил всего лишь 26,4 млн руб., а в 1933 г., по совет­ским данным, 16,6 млн руб. Без закупок хлопка он был бы и того ниже, около 9,5 млн руб. - сумма, которую СССР в 1931 г. тратил на американский импорт каждые две недели. Официаль­ная советская статистика импорта из США несколько выше аме­риканской. Разница между советскими и американскими данны­ми по 1928-1932 гг. колеблется в размерах 5-40 млн руб. Однако и советская статистика показывает ту же динамику -рост импорта к 1930 г., начало снижения в 1930 г. и резкое паде­ние с 1932 г. NARA. RG 84, vol. 420. Section IX «Trade with the United States*. P. 82.
211 Розенгольц А. Экономические отношения СССР с капиталисти­ческими странами. Внешняя торговля. 1934. № 6. С. 6.
212 Аналитические разработки посольства США в Москве со ссыл­кой на «Frankfurter Zeitung» от 26 февраля 1933 г. и «Die Ostwirtschaft», январь 1934 г. Представитель берлинского банка в кофиденциальной беседе с представителем американского по­сольства в Москве оценил задолженность СССР Германии на начало 1933 г. в 300 млн долларов (более 580 млн руб.). (NARA. RG 84, vol. 420, 1934. Section XIX «Gold Movements and the Balance of Payments*. P. 145; Memorandum «Conversation with Mr. X, an Official of a Berlin Bank, Actively Interested in Financing Russian Trade»).
213 NARA. RG 84, vol. 420, 1934. Section I. P. 5; Section XIX. P. 147.
214 Из них 90 млн марок представляли финансовые, остальное -торговые кредиты. Об этом представителю американского по­сольства в Москве в конфиденциальной беседе сообщил мистер Хилгер (Mr. Hilger), консул германского посольства в Москве, «который много лет следил за советским финансовым развити­ем». По мнению представителя Банка Англии мистера Хаббарда (Mr. Hubbard), высказанному в конфиденциальной беседе с со­трудником посольства США в Москве, долг СССР Германии в конце лета 1934 г. был равен 550-600 млн рейхсмарок (250-280 млн руб.), а общий долг СССР зарубежным кредиторам -около 1 млрд марок (около 460 млн руб.). NARA. RG 84, vol. 424. Memorandum for the ambassador. P. 1-3.
370
' С авансами под экспорт и невыполненными заказами общий долг СССР на 1 января 1933 г. составлял, по германским дан­ным (вместе с Германией), 1 млрд 300 млн зол. руб. NARA. RG 84, vol. 420, 1934. Section XIX «Gold Movements and the Balance of Payments*. P. 145-146.
1 «Справка об операциях по драгметаллам (золото и платина) за 1926/27 год». Документ из архивного фонда Госбанка СССР до сих пор находится на спецхранении.
Госбанк вывозил золото за границу в моменты обострения пас­сивности расчетного баланса, в целях подкрепления инвалют­ных текущих счетов СССР в заграничных банках и для обеспе­чения оплаты инвалютных обязательств. Платина вывозилась обычно Наркомфином для продажи через крупные, преимущес­твенно лондонские, платиновые фирмы. Платина Госбанка слу­жила частью обеспечения полученных Госбанком кредитов. Гос­банк был крайне стеснен в выборе банков, где он мог открыть свои инвалютные счета. Приходилось браковать те страны, с ко­торыми у СССР не было дипломатических отношений (США, Швейцария, Голландия), страны «с неурегулированным денеж­ным обращением» (Италия, Франция). При открытии счетов в банках учитывались и политические условия в странах, а также высота учетной ставки и другие экономические условия. Прак­тически в конце 1920 - начале 1930-х гг. инвалютные средства Госбанка СССР были распределены между банками Великобри­тании и Германии: вначале преобладающая часть средств Гос­банка находилась в Лондоне, но с 1927 г. германские банки нача­ли играть все большую роль, вытесняя английские. Небольшие средства хранились в американских банках, «где в целях безо­пасности» они формально числились на счетах «одного из род­ственных Госбанку» кредитных учреждений за границей. «Справка о валютно-металлических ресурсах Госбанка». Доку­мент из архивного фонда Госбанка СССР до сих пор находится на спецхранении.
Данные из архивных документов спецфонда Госбанка СССР. Данные из архивных документов спецфонда Госбанка СССР. По данным Юрия Голанда, без указания на источник (материалы все еще находятся в архивном спецфонде), за период 1927/28 г. за границей было продано и того больше - около 160 т золота на сумму около 205 млн руб. Такой широкомасштабной продажи золота, пишет Голанд, не было с 1921 г. Голанд Ю. Леонид Нау­мович Юровский. Портрет на фоне эпохи//Юровский Л. Н. Де­нежная политика Советской власти (1917-1927). Избранные статьи. М.,1996. С. 5-25. Рассхождение моих данных с данными
371
Голанда, возможно, вызвано тем, что мои включают только про­дажу золота Госбанка.
Политбюро беспокоилось, что информация о валютной и золо­той несостоятельности СССР станет известна миру, что сделало бы получение кредитов более сложным - кто будет давать день­ги банкроту? Для создания видимости благополучия СССР пуб­ликовал завышенную статистику золотовалютных резервов. Практиковалось и приглашение западных журналистов и биз­несменов в золотые кладовые. Представитель банка Англии мис­тер Хаббард, который приехал в Москву в августе 1934 г. с целью изучить финансовое положение СССР и сделать реко­мендации своему банку о целесообразности предоставления СССР долговременного кредита, в конфиденциальной беседе рассказал американскому консулу, что Государственный банк СССР официально пригласил его осмотреть свои золотые кла­довые. Банкир отказался, так как посчитал, что простое созерца­ние ящиков все равно не позволит ему аккуратно определить размеры золотых запасов. Приглашение иностранцев в кладовые Госбанка в конце 1934 г. было относительно безопасным для советского руководства, так как добыча и Торгсин основатель­но пополнили золотые запасы страны. Подобное предприя­тие могло оказаться куда как более рискованным в период 1928-1931 гг. (NARA. RG 84, vol. 424. Enclosure No. 1 to Despatch dated September 13, 1934, from American Embassy, Moscow. Memorandum for the ambassador. P. 3). О приглашении иностранных журналистов посетить золотую кладовую Госбанка упоминают и материалы посольства США. (NARA. RG 84, vol. 420. Memorandum Conversation with Mr. X, an Official of a Berlin Bank, Actively Interested in Financing Russian Trade». P. 3-4).
Перевозки золота через Европу не обходились без инцидентов. Материалы американского посольства упоминают случаи, когда правительства Польши и Франции «покушались» на советское золото, направлявшееся в Берлин. Материалы американского посольства свидетельствуют, что СССР вывозил и золотую руду в США, Англию и Германию, но не для продажи, а для очистки. Государственный департамент США выражал беспокойство, что руда поступала через Амторг на небольшие частные фабрики в обход американского правительства, которое даже не знало, сколько золота и куда именно было привезено. Силами амери­канских частных предприятий повышалась покупательная спо­собность СССР, факт, который волновал американское руковод­ство.  Государственный  департамент  в   Вашингтоне  просил
372
американское посольство в Москве собрать информацию по это­му вопросу. (NARA. RG 84, vol 420. Memorandum «Conversation with Mr. X, an Official of a Berlin Bank, Actively Interested in Fi­nancing Russian Trade». P. 6, vol. 426).
NARA. RG 84, vol. 104, 1931. Report No. 58. July 23, 1931 «Gold Shipments over Riga from Russia to Germany*. Материалы посольства США в Москве со ссылкой на «Sowjetwirstschaft und Aussenhandel», 1934, No. 11-12. P. 43. (NARA. RG 84, vol. 420, 1934. Section XIX «Gold Movements and the Balance of Payments*. P. 148).
В современной историографии «гуляет» и другая цифра добычи золота в 1913 г. - 38,2 т. Однако это - цифра не общей годовой добычи, а только зарегистрированное золото, то есть золото, по­ступившее государству через лаборатории, заводы и монетные дворы. С 1902 г. природное золото свободно циркулировало в России и значительное его количество уходило в частные руки, не будучи зарегистрированным государственными учреждения­ми. Цифра годовой добычи в 60,8 т, приведенная в табл. 7, под­тверждается рядом изданий. В «Объяснительной записке к росписи на 1917 год», подготовленной министерством финан­сов России, добыча золота в 1913 г. показана в размере 134 140 фунтов (1 фунт = 0,4536 кг). (Russian Public Finances During the War. P. 439) В трудах первого золотопромышленного съезда, прошедшего в Москве в 1926 г., добыча 1913 г. показана в 3 714 пудов, или 60,8 т (пуд = 16,38048 кг). Из этого количес­тва только 2 183 пуда (около 36 т) было зарегистрировано, остальное составляло «вольный» металл. (Золотопромышлен­ность СССР. М.-Л., 1927. С. 25). Кстати сказать, лучшим годом добычи золота в Российской империи был не 1913, а 1914 г., ког­да добыли 66,4 т чистого золота.
В ходе военных действий рудники и прииски неоднократно переходили то к «белым», то к «красным». Отступая, и те и другие прятали технику, взрывали фабрики, затопляли шахты. Действовал принцип: что не могло быть вывезено, должно быть уничтожено. Сапоговская Л. В. Золото в политике России. С. 31-47.
Советское руководство в начале 1920-х гг. предлагало иностран­цам взять многие рудники Урала и Сибири в концессию для скорейшего их восстановления, но только три фирмы, британ­ская Лена-Голдфилд, корпорация Айан и японская Танака, ре­шились на экономическое сотрудничество с новой властью в России.
373
227 Среди отраслей горной промышленности, подлежавших нацио­нализации в 1918 г., золотопромышленность стояла на седьмом месте, уступив даже добыче асбеста. В отличие от платиновой, в которой были национализированы все предприятия, в золотодо­бывающей промышленности государство вначале взяло себе только двадцать наиболее крупных предприятий. Скупочная цена на золото была низкой и не стимулировала добычу. Ряд предприятий вообще были демонтированы, их оборудовние пе­реброшено в другие отрасли горной промышленности. Золото­добывающая промышленность не вошла в число «милитаризи­рованных» отраслей, которые пользовались привилегиями в снабжении и обеспечении рабочей силой. Исследователи объяс­няют столь недальновидную политику в области золота тем, что государство в первые годы советской власти было занято кон­фискациями накопленного богатства. Пока не иссяк поток кон­фискованных ценностей, о развитии промышленной добычи, требовавшей огромных капиталовложений, правительство не думало. Сапоговская Л. В. Золото в политике России. С. 31-47.
228 В 1928 г. перестала существовать британская концессия Лена-Голдфилд, в результате добыча золота на ее приисках резко упа­ла (см. табл. 8).
229 «На нефтяном фронте» и «На золотом фронте» - названия двух книг А.П. Серебровского о создании нефтяной и золотой про­мышленности СССР. «На золотом фронте» вышла в свет в 1936 г., но после ареста Серебровского она была изъята из обращения и вернулась к читателю несколько десятилетий спустя.
230 Акционерами «Союззолота» являлись ВСНХ, Наркомфин и Гос­банк.
231 Littlepage John. D. In Search of Soviet Gold. N.Y., 1937. P. 22.
232 Политика поддержки частного старательского и артельного про­мысла продолжалась до 1937 г. Массовые репрессии положили ей конец, что привело к падению показателей золотодобычи.
233 В 1928 г. только пятая часть работ в золотодобывающей про­мышленности была механизирована. «За индустриализацию». № 180. 5 августа 1932 г..
234 Тогда-то Серебровский и пригласил в СССР на работу Джона Литтлпейджа, начальника одного из золотых приисков Аляски, который проработал в СССР почти 10 лет и уехал только с нача­лом ежовщины в 1937 г. Советские коллеги звали его Иван (Джон) Эдуардович. Серебровский тепло и с гордостью пишет о Литтлпейдже в своей книге, ставя его в один ряд с создателями советской золотопромышленности. Литтлпейдж написал книгу о своем опыте работы и жизни в СССР. Успехи отрасли Литтл­пейдж связывал не только с покровительством Сталина и нарко­
374
ма тяжелой промышленности Орджоникидзе, но и самоотвер­женной и умной работой Серебровского. 1936 г. стал наивысшей точкой развития отрасли. Упадок отрасли, по мнению Ли-ттлпейджа, наступил вследствие репрессий и отстранения таких людей, как Серебровский, от руководства отраслью. Ли-ттлпейдж догадывался, но достоверно так и не узнал о трагичес­ком конце жизни Серебровского. (Littlepage John D. In Search of Soviet Gold). Другим старожилом советской золотопромышлен­ности был мистер Харри Уилсон, который проработал на наибо­лее важных приисках с 1930 до 1937 г. Он и Литтлпейдж были «последними из могикан» - два американских инженера, остав­шихся до начала массовых репрессий, из некогда большой ко­горты приехавших работать в СССР.
Серебровский А.П. На золотом фронте. Издание второе, про­смотренное. (! - Е.О.). М.-Л., 1936. Серебровский считал, что Сталина вдохновил опыт золотой лихорадки в Калифорнии се­редины XIX в. Открытие золота вдохнуло жизнь в этот регион. Золото не только пополнило валютные запасы страны, но и дало толчок развитию сельского хозяйства и промышленности на за­паде США. Золото Калифорнии способствовало победе про­мышленного Севера над рабовладельческим Югом в граждан­ской войне в США. Серебровский, который в момент своего назначения в «Союззолото» практически ничего не знал о золо­той промышленности, пишет, что Сталин в беседах с ним пока­зал немалые знания художественной и специальной литературы о развитии золотопромышленности в Америке. Видимо, Сталин рассчитывал, что золото поможет экономически и социально поднять Сибирь. Однако он не принял во внимание то, что «зо­лотая лихорадка» в Калифорнии осуществлялась силами сво­бодных людей, жаждущих личного обогащения. В Сибири «зо­лотая лихорадка по-сталински», хотя и ускорила социально-экономическое развитие региона, обернулась зэков-ским Дальстроем. Читая книгу Серебровского, поражаешься, что, проведя столько часов в беседах с ним и видя самоотвер­женный труд этого человека, Сталин все-таки его уничтожил, когда золотая промышленность встала на ноги. Дальстрой был рожден 13 ноября 1931 г. постановлением СТО СССР. Первоначальное полное имя Дальстроя - Государствен­ный трест по дорожному и промышленному строительству в районе Верхней Колымы. Тресту была поручена разведка и разработка золоторудных месторождений на территории Ольско-Семчанского района Дальневосточного края и строительство авто­мобильной дороги от бухты Нагаева до приисков. Поселок Мага­
375
дан, который затем вырос в город на берегу бухты Нагаева, стал столицей Дальстроя. Дальстрой вначале подчинялся СТО, а по­сле его упразднения - СНК СССР. Во время массовых репрес­сий в СССР в марте 1938 г. постановлением СНК Дальстрой был передан НКВД СССР. Тогда же он и был переименован в Главное управление строительства Дальнего Севера НКВД СССР. Территория Дальстроя расширялась. К началу 1950-х гг. она охватила всю Магаданскую область, часть Якутии, Хабаров­ского края и Камчатки (около 3 млн кв. км). В Дальстрое рабо­тали заключенные Северо-Восточного исправительно-трудового лагеря (СВИТЛ), который появился приказом ОГПУ практи­чески сразу же после организации самого Дальстроя - 1 апреля 1932 г. Государственное управление лагерей (ГУЛАГ) отвечало за выполнение разнарядок по снабжению Дальстроя экипиро­ванными заключенными, которые составляли порядка 85-90% рабочей силы Дальстроя. Количество заключенных, работав­ших в Дальстрое, выросло с 10 тыс. в 1932 г. до более 163 тыс. в 1939 г. Ко времени смерти Сталина в 1953 г. в Дальстрое остава­лось более 175 тыс. заключенных. После смерти Сталина лагер­ные подразделения Дальстроя были переданы вновь созданному Управлению Северо-Восточных исправительно-трудовых лаге­рей (УСВИТЛ), а само Главное управление строительства Даль­него Севера перешло Министерству металлургической промыш­ленности СССР. Связь между гражданской и лагерной частями Дальстроя, однако, сохранялась. Начальник Дальстроя был по совместительству и начальником УСВИТЛа.
История Дальстроя 1930-х гг. делится на периоды. Начало прошло под руководством Э.П.Берзина - то было время отно­сительной свободы, быстрого роста производственных показате­лей и приоритета экономических целей. С началом массовых репрессий положение изменилось, политика взяла верх над эко­номикой. На смену арестованному в декабре 1937 г. Берзину пришел человек Ежова - К. А. Павлов. Условия в Дальстрое ста­ли куда как жестче - колючая проволока, вышки, строгий ре­жим, плохая еда, и заключенный пошел другой - изможден­ный, грязный, апатичный. Число заключенных, работавших в Дальстрое, росло, а производительность труда падала. С кон­цом ежовщины Павлова убрали. Новый начальник Дальстроя И. Ф. Никишов, который руководил этим хозяйством до 1948 г., вернулся к методам Берзина, пытаясь сделать Дальстрой эконо­мически эффективным, поощряя за хороший труд не только ма­териально, но и сокращением сроков заключения.
Более подробно о Дальстрое читай: Gregory Paul R. and Lazarev Valery, eds. The Economics of Forced Labor: The Soviet
376
Gulag. Stanford, 2003; Applebaum Anne. Gulag: A History. N.Y., 2003. Из мемуаров и художественной литературы, кроме всем хорошо и заслуженно известных «Колымских рассказов» Варла-ма Шаламова и «Крутого маршрута» Евгении Гинзбург, заслу­живает внимание книга Владимира Петрова «Советское золо­то». Автор попал на Колыму с «кировским потоком» в начале 1935 г. и освободился в феврале 1941 г. Его повествование пока­зывает разительный контраст между жизнью заключенных в от­носительно вольготное время Берзина и время массовых репрес­сий Павлова. Petrov Vladimir. Soviet Gold. My Life as a Slave Laborer in the Siberian Mines. N.Y., 1949.
237 Мировая добыча золота в 1932 г. составляла порядка 690 т, в 1933 г. - около 700 т, а в 1935 г. - более 920 т чистого золота. NARA. Decimal File. 861.6341/101. Memorandum «Gold Produc­tion in the Soviet Union in 1937 and 1938». P. 34.
238 Как и судьба Э.П. Берзина, первого директора Дальстроя. Эду­ард Петрович Берзин, латыш, сын плотника, мечтал стать ху­дожником - до революции он учился в Художественной акаде­мии в Берлине. Вместо этого в возрасте 38 лет Берзин стал директором зэковского Дальстроя на Колыме. При нем Дальстрой встал на ноги. В декабре 1937 г. Берзин уехал «на ма­терик» на лечение. 8 февраля 1938 г. НКВД арестовало Берзина на железнодорожной станции в Подмосковье. Он был обвинен в создании «контрреволюционной шпионской диверсионной троцкистской организации на Колыме». По сфабрикованным обвинениям он якобы пароходами отправлял золото для финан­сирования повстанческой армии с целью отторжения Севе­ро-Востока России в пользу Японии. Берзина расстреляли в ав­густе 1938 г. Реабилитирован в 1956 г.
239 Серебровский и его жена были реабилитированы в 1956 г.
240 «Известия», 4 января 1934 г. Западные эксперты приняли эту цифру за чистую монету и последующие расчеты основывали на ней, что привело к значительному завышению данных о золо­тодобыче в СССР. Аналитики американского посольства в Москве, например, считали, что в 1935 г. СССР добыл 141,4 т чистого золота, тогда как фактическая золотодобыча, включая Дальстрой, составила порядка 95,4 т. (см. примечания к табл. 9).
241 В 1934 г. США добыл немногим менее 90 т, а Канада немногим менее 100 т чистого золота. NARA. Decimal File 861.6341/101. Memorandum «Gold Production in the Soviet Union in 1937 and 1938». P. 33.
242 Мировые лидеры золотодобычи беспокоились зря: 300-тон­ной отметки золотодобыча в СССР достигла только в конце
377
1970-х гг., но эти рассчеты могут оказаться преувеличенными. Наивысшие показатели были достигнуты в 1979 г., когда СССР, по мнению западных экспертов, добыл 308 т чистого золота. Для сравнения: золотодобыча Южной Африки в тот год составила 703 т чистого золота. Godek Lisa. The State of the Russian Gold Industry // Europe-Asia Studies, vol. 46, no. 5, 1994. P. 762, 766. 13 Всего за начальный период, 1928-1933 гг., на Колыме было добыто лишь 1,9 т золота, из них 0,5 т в 1932 г. Khlevnyuk О. The Economy of the OGPU, NKVD and MVD of the USSR, 1930-1953. The Scale, Structure and Trends of Development // Gregory Paul R. and Lazarev Valery, eds. The Economics of Forced Labor: The Soviet Gulag. Stanford, 2003. Хлевнюк ссылается на ГАРФ. Ф. 5446. On. 17. Д. 278. Л. 75; Оп. 20а. Д. 9496. Л. 2; Д. 984. Л. 2.
4 Небольшое расхождение данных табл. 9 со сталинской цифрой может объясняться некоторой погрешностью в моих расчетах гражданской золотодобычи 1933 г.
3 Западные исследователи и аналитики использовали сталинскую цифру добычи 1933 г., не зная, что в этой цифре скрыто не добы­тое советской промышленностью, а скупленное у населения зо­лото Торгсина. Торгсин закрыли, да и Сталина уже не было в живых, но скупленные в годы голода тонны золота жили в за­падных подсчетах советской золотодобычи вплоть до распада СССР. Прозрение наступило только тогда, когда при М. С. Гор­бачеве были обнародованы действительные данные о золотом запасе СССР. Он оказался значительно меньше того, что ожида­ли мировые эксперты. Некоторые эксперты признались тогда, что Сталину удалось их одурачить. Godek Lisa. The State of the Russian Gold Industry. P. 771.
Если же верить цифре Розенгольца, то вывоз золота из СССР в 1932 и 1933 гг. составил более 200 т. Золотодобыча же тех лет обеспечила только около 88-89 т (табл. 6 и 9). NARA. RG 84, vol. 426. «Shipments of Gold and other Presious Metals from Soviet Russia to Berlin through Riga». Автор записки также заметил, что советское руководство полу­чило золота на 4 млн долл. США в результате разграбления Храма Христа Спасителя в Москве. NARA. Decimal File 861.6341/53. «The Russian Gold Industry; Its Organization and Operations with Particular Reference to its Output in the Period 1913-1931, and to its Plans for Future Development*. P. 24. NARA. RG 84, vol. 420, 1934. Section XIX «Gold Movements and the Balance of Payments*. P. 151-152.
378
250 NARA. RG 84, vol. 420. Memorandum Conversation with Mr. X, an Official of a Berlin Bank, Actively Interested in Financing Russian Trade». P. 4.
251 См., например, рост золотодобычи Дальстроя после закрытия Торгсина: 1936 г. - 33,4 т; 1937 г. - 51,5 т; 1938 - 62,0 т; 1939 -66,3 т; 1940 - 80,0 т; 1941 г. - 75,8 т. Широков А. И. Дальстрой. С. 103, 130; Nordlander David J. Magadan and the Economic History of Dalstroi in the 1930s. P. 105, оба со ссылкой на ГАМО. Ф. Р-23сс. On. 1. Д. 5. Л. 14.
252 По одним расчетам, он составлял 2804 т (Godek Lisa. The State of the Russian Gold Industry. P. 766), по другим данным - 2049,8 т (Рыбалкин Ю. Операция «X». Советская военная помощь рес­публиканской Испании. 1936-1939. М., 2000. С. 125; Российское золото. Т. 3. М., 1994. С. 526).
253 Российское золото. Т. 3. С. 526. Советское послесталинское ру­ководство довело внешний долг СССР до астрономических раз­меров. В начале 1990-х гг. он составлял 86 млрд долл. США, с ежегодными выплатами по обязательствам в размере 18 млрд долл. Godek Lisa. The State of the Russian Gold Industry. P. 757.
254 Эксперты спорят, что случилось с золотым запасом СССР. Одни говорят - «а был ли мальчик?», действительно ли Сталин нако­пил столько золота? Другие считают, что в 1980-е гг. советское руководство продало золото, чтобы поддержать стагнирующую советскую экономику, латать дыры в бюджете и покупать потре­бительские товары для успокоения населения. Есть также мне­ние, что остаток советской золотой казны разворовали при Гор­бачеве.
255 Российское золото. Т. 3. С. 526. Упала и промышленная золото­добыча. К началу 1990-х гг. страна со второго опустилась снача­ла на третье, а затем на пятое место в мировой добыче золота (Godek Lisa. The State of the Russian Gold Industry. P. 761, 762). В годы правления президента Ельцина, по данным периодичес­кой печати, золотой резерв России несколько вырос, но до ста­линской цифры ему было далеко: в середине 1994 г. он составил 328 т, в январе 1996 - 340 т, в июне того же года - 386 т. (Рыбал­кин Ю. Операция «X». С. 125 со ссылкой на «Понедельник». 1996. № 1. С. 40; «Известия». 1994. 22 июля; «Финансовые из­вестия». 1996. 18 июня). В правление президента Путина Рос­сия, используя благоприятную конъюнктуру мирового рынка, за счет продажи газа и нефти накопила значительный золотова­лютный резерв. По сообщениям центрального телевидения, на 8 февраля 2007 г. золотовалютные резервы России составили 305 млрд долларов. Это был третий по величине резерв после
379
Китая (1066 млрд  долл., без Гонконга) и Японии (895 млрд долл.). В середине декабря 2007 г. золотовалютные резервы Рос­сии составили 461,2 млрд долл.  (с середины 2007 г. их стали называть международными резервами России), http: //www.lenta.ru/news/2007/12/13/reserves Российское золото. Т. 1. М., 1993. С. 541.
Godek Lisa. The State of the Russian Gold Industry. P. 769 со ссыл­кой на «Precious Metals - Soviets Widen Range of Swap Deals», Reuters, 17 July 1991.
Золото
258 В августе 1931 г. Политбюро, в связи с платежами за американ­ское оборудование, требовало выяснить состояние мобилизаци­онных запасов цветных металлов и сколько можно разброниро­вать. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 160.
259 Политбюро взяло валютные вопросы под строжайший контроль. В 1930-1932 гг. удельный вес валютно-экспортных вопросов в повестке дня заседаний Политбюро резко вырос. В 1932 г. ва­лютные и экспортно-импортные планы, которые рассматривало и утверждало Политбюро, разработаны особенно детально, бук­вально по месяцам.
260 См. протокол заседания комиссии Политбюро по вопросам внешней торговли и кредитной реформы от 19 декабря 1930 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 9. Л. 108-109). В январе 1931 г., следуя решению Политбюро, СТО выпустил постановление о 10-миллионном сокращении накладных расходов по импорту (см. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 9. Л. 171). Постановление ко­миссии Политбюро по валютным резервам от 23 июня 1932 г. за­прещало советским организациям за границей расходовать вы­ручку от экспорта на административные и управленческие нужды. Оно требовало, чтобы заграничные организации НКВТ во втором полугодии 1932 г. сократили административно-управ­ленческие расходы на 1,4 млн руб. золотом. Показательно, что до выхода этого постановления Наркомвод, например, вообще не вел учета расходов валюты (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 202-206). О сокращении физических объемов непромышленно­го импорта см.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 42 и др. Ва­лютная экономия по импорту засчитывалась не в бюджет пред­приятий, а государству (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 25).
261 С начала индустриализации к 1931 г. СССР только по договорам об иностранной технической помощи выплатил Западу 26 млн руб. золотом, то есть порядка 13 млн долл. В 1931 г. расходы на
380
техпомощь превысили 30 (!) млн руб. (см.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 9. Л. 123; Д. 10. Л. 30). О кампании Политбюро по пе­ресмотру договоров о техпомощи см.: решения Политбюро от 30 ноября 1930 г., 5 мая и 8 декабря 1931 г., а также постановле­ние СТО от 12 мая 1931 г. Решения Политбюро содержат вну­шительный список иностранных фирм, договора с которыми подлежали расторжению. Показательно: именно Политбюро, а не ВСНХ решало, с какими фирмами следует прекратить со­трудничество (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 9. Л. 123-124; Д. 10. Л. 28, 30-32; Д. 11. Л. 85-86). Даже Наркомтяжпром и Нарком-военмор должны были сократить расходы на иностранную по­мощь. Договора расторгались односторонне уведомлением фирм и остановкой платежей по обязательствам. По отчету ВСНХ, к концу 1931 г. общая экономия по расторгнутым договорам со­ставила 3,5 млн руб. План на 1932 г. предусматривал экономию в 15 млн руб. за счет аннулирования, отсрочки или измене­ния заключенных договоров (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 130). Заключение новых договоров было ужесточено: для это­го требовалось разрешение СТО. Проверку расходов предприя­тий по договорам о техпомощи должен был проводить не нарко­мат хозяйственного контроля - Рабкрин, а служба госбезопас­ности - ОГПУ (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 32).
262 С 1931 г. по решению Политбюро советские служащие за грани­цей вместо валюты стали получать пятую часть зарплаты в руб­лях и облигациях добровольно-принудительного государствен­ного займа (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 9. Л. 160). В 1932 г. были введены новые валютные ограничения по выплате зарпла­ты советским служащим за границей. В мае 1932 г., например, постановление Политбюро требовало исчислять зарплату совет­ским сотрудникам в Японии и Синьцзяне не в местной валюте, а в золотых рублях, да так, чтобы по Японии оклады снизились на 25%, а по Синьцзяну на 35% (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 14. Л. 143). Были снижены командировочные для поездок за грани­цу, сроки командировок, запрещалось тратить иностранную ва­люту для «экипировки» командируемых, которые теперь долж­ны были покупать все необходимое в СССР (ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 14а. Д. 1058; РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 9. Л. 124).
263 Постановление СТО от 10 августа 1932 г. категорически запре­щало государственным и общественным организациям включать в договора и сделки, совершавшиеся на иностранную валюту, «золотую формулу», то есть давать обязательства платить золо­том или по расчету на золото. Исключения допускались лишь с разрешения СНК (ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 13а. Д. 871).
381
264 О Кредитбюро см. главу «"Красные директора" Торгсина: "По-литкомиссар"».
265 Решение об организации в крупных городах гостиниц, предназ­наченных только для иностранцев, было принято Политбюро в начале 1931 г. Плата в таких гостиницах принималась «исклю­чительно в твердой иностранной валюте», и работали они под контролем ОГПУ (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 9. Л. 118).
266 Никелевая разменная монета была введена в обращение в марте 1932 г. Она стала ходить наравне с серебряной и постепенно за­менила ее: Политбюро запретило Госбанку возвращать посту­павшую в виде платежей от населения серебряную монету в об­ращение. Выпуск никелевой монеты позволил сэкономить валю­ту, так как серебряные монеты в СССР чеканили из импортного серебра (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 130; Д. 12. Л. 148).
267 Политбюро обязало буквально все государственные предприя­тия и учреждения «изыскать добавочные статьи экспорта» (см.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 14. Л. 41; Д. 15. Л. 158).
268 С началом индустриализации спорадический вывоз антиквар­ных и художественных ценностей превратился в массовый экс­порт. Долгие годы эта тема в СССР была табу. Первое обширное исследование по ней появилось на Западе (Robert С. W. Russian Art and American Money, 1900-1940. Cambridge, 1980). В годы перестройки вслед за первыми небольшими, но важными публи­кациями А. Мосякина («Продажа». Огонек. 1989. № 6-8) вы­шли в свет исторические исследования и сборники документов. См.: Васильева О.Ю., Кнышевский П.Н. Красные конкистадоры; Проданные сокровища России. М., 2000; Пиотровский Б.Б. История Эрмитажа. Краткий очерк. Материалы и документы. М., 2000; Эрмитаж, который мы потеряли. Документы 1920-1930 гг. СПб., 2001; Жуков Ю.Н. Сталин: операция «Эрмитаж». М., 2005; Osokina Е.А. «Operation Duveen» // Treasures into Tractors: The Selling of Russia's Cultural Heritage, 1917-37. Odom A. and W. Salmond eds., Idyllwild, CA, 2008; idem. De l'or pour l'industrialization. La vente d'objets d'art par l'URSS en France pendant la periode des plans quinquennaux de Stalin // Cahiers du Monde Russe. Janvier-mars 2000, 41/1; она же. На боль­шой дороге с Рембрандтами // Родина. 2006. № 9. С. 95-105; она же. Антиквариат. Об экспорте художественных ценностей в годы первой пятилетки // Экономическая история. Ежегодник. 2002. М., 2003; На Западе работает группа хранителей библио­течных коллекций и историков, которая специально занимается изучением экспорта книг из российских библиотек и частных коллекций при Сталине.
382
269 Постановление Валютной комиссии СНК от 15 августа 1932 г. «О сокращении отпуска золота для внутреннего потребления», включая пополнение резерва и нужды предприятий (ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 13а. Д. 872. Л. 1). Политбюро предпочитало депони­ровать драгоценности из алмазного фонда как гарантию по кре­дитам, чем использовать для этой цели золото (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 14. Л. 143). Для предотварщения краж золота аффи­нажные заводы охранялись ОГПУ. Несмотря на запреты и огра­ничения, было много нерациональных с точки зрения индустри­ализации, валютных трат. Например, Валютная комиссия СНК СССР 20 марта 1935 г. выдала Наркомторгу 45 кг серебра и 10 кг золота для изготовления столовых приборов на 24 персоны для представительских нужд Амторга в Нью-Йорке, что вызвало протест Наркомфина (ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 16а. Д. 1168. Л. 1). Или валютные траты на покупку за границей пленки для произ­водства первого советского (на иностранной пленке!) цветного фильма «Соловей-Соловушко». Политбюро заказало этот фильм Межрабпомфильму и установило дату выпуска (1 мая 1934 г.), но вышел ли «Соловушко»? (ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 15а. Д. 844. Л. 87). В числе нерациональных валютных расходов были «закупка медикаментов для Москвы», то есть для Кремля (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 15. Л. 115), и выдача валюты на ле­чение государственных деятелей за границей. Так, в 1934 г. вице-президенту АН СССР академику Комарову с женой было выделено 1,5 тыс. руб. золотом на поездку за границу на лечение сроком на 2,5 месяца (ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 15а. Д. 847. Л. 50).
270 См. распоряжение о прекращении приема золотых и серебря­ных предметов церковной утвари (РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 132. Л. 92).
271 Из контор Торгсина поступали рапорты, в которых управляю­щие писали о том, что порой нецелесообразно превращать сдава­емые населением золотые предметы в лом. Стоимость их как це­лых вещей была выше стоимости лома. Так, в одном письме сообщалось: «4-5 золотников золотых часов оценивается в 12-15 руб., а сами часы могут быть проданы за 100-150 руб. зо­лотом». Более того, люди приносили в Торгсин и уникальные изделия, имевшие историческую и художественную ценность. В 1933 г. Правление Торгсина требовало, чтобы приемщики сохра­няли особо ценные антикварные предметы для продажи их иностранцам за валюту. (Об этом см. главу "Yours Faithfully Torgsin"). Однако в конечном счете все зависело от того, мог ли приемщик оценить уникальность вещи и хотел ли он брать на себя заботы по оформлению документов. С уверенностью можно
383
сказать, что на переплавку из Торгсина ушли многие ценные предметы (РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 51. Л. 29; Д. 20. Л. 60).
272 Приемка и оценка драгоценных металлов: Руководство для ску­почных пунктов Торгсина. М., 1933. Благодарю своего однокурс­ника - историка и археолога Андрея Сазанова, который нашел эту брошюру в Российской государственной библиотеке и сде­лал для меня копию.
273 О переплавке монет см.: РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 132. Л. 54.
274 Ювелирное объединение Наркомторга находилось на самообес­печении. Для получения сырья оно скупало драгоценные метал­лы у населения. ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 16а. Д. 1170. Л. 4.
275 речь Идет об украшениях, золотой домашней утвари и предметах обихода - таких ценных золотых безделицах, как часы, табакер­ки, портсигары, шкатулочки и коробочки, которые являлись од­ной из составляющих материального достатка высшего и сред­него классов старой России и в определенной степени мерилом их богатства.
276 Единого и всеми признанного понимания среднего класса нет. Исследователи определяют его уровнем доходов, образования и жизни, типом социального поведения и жизненных стратегий и даже самооценкой, то есть субъективным ощущением своего ста­туса самим человеком. Однако все исследователи среднего клас­са пишут о материально-имущественном положении как одной из важнейших определяющих его статуса.
277 Вопросы о том, удалось ли создать советский средний класс и есть ли средний класс в современной России, остаются откры­тыми. Исследователи придерживаются разных точек зрения на этот счет.
278 Чем больше был город и чем больше в нем было торгсиновских магазинов, тем больше в нем было и скупочных пунктов. В октябре 1933 г. в Ленинграде, например, работал 21 скупочный пункт, в то время как в несравнимо более обширной Ленинград­ской области их было только 58 (ЛОГАВ. Ф. 1154. Оп. 3. Д. 59. Л. 261). Адреса скупочных пунктов города Ленинграда в 1934 г. см.: ЛОГАВ. Ф. 1154. Оп. 10. Д. 16. Л. 43.
279 В крупных городах пункты по скупке драгоценных камней отде­лились от скупки драгоценных металлов. Летом 1933 г. скупоч­ные пункты крупных городов стали подчиняться не руководству магазинов, а своей собственной администрации, Центральному скупочному пункту. В 1934 г., однако, сначала в наиболее круп­ных городах, а с августа по всей стране скупочные пункты были «приданы» магазинам и стали зависеть от их администрации. Центральный скупочный пункт в структуре Торгсина был лик­
384
видирован (ЛОГАВ. Ф. 1154. Оп. 4. Д. 110. Л. 4. См. также Но­вую инструкцию по приему и отовариванию валютных ценностей. ЛОГАВ. Ф. 1154. Оп. 4. Д. 111. Л. 77-89).
280 По договору, который Правление Торгсина заключило с правле­нием Внешторгбанка и Госбанка СССР, Госбанк обеспечивал скупочные пункты приемщиками-оценщиками и нес ответствен­ность за их работу. Кроме того, по этому договору Госбанк от­крывал приписные инвалютные кассы в магазинах Торгсина, где также работали его сотрудники. Торгсин, в свою очередь, отве­чал за предоставление помещений, канцелярского имущества, инструментов, реактивов и прочего, а также нес охрану. По пра­вилам, установленным в 1933 г., Госбанк сам должен был выво­зить ценности со скупочного пункта не позднее следующего опе­рационного дня.
281 Для испытания металла пробирер делал надрез напильником или глубокую царапину шилом или иглой. На место пореза ка­пал азотной кислотой. Если реакции не было, то предмет золо­той, если появлялось потемневшее пятно - серебряный, а если на месте разреза кислота начинала кипеть и показывалась зе­лень - медный. При покупке изделий, полых внутри, инструк­ция рекомендовала, предупредив владельца, взламывать пред­мет, так как в полости дутых изделий часто запаивались недрагоценные металлы. Убедившись, что предмет золотой, про­бирер затем с помощью реактивов устанавливал пробу, то есть содержание чистого золота в металле. Советские оценщики по­льзовались новой системой проб. В «старое время» считалось, что химически чистое золото содержит в весовой единице 96 частей чистого золота. По новому измерению было принято, что химически чистое золото содержит в себе 1000 проб (частей) чистого золота. 96-я проба старого измерения соответствовала, таким образом, 1000-й пробе, 72-я проба - 750-й, 56-я проба -583-й, 36-я проба - 375-й пробе нового советского измерения. См.: Приемка и оценка драгоценных металлов. С. 18 и расчетные таблицы в приложении.
282 ЛОГАВ. Ф. 1154. Оп. 2. Д. 5. Л. 130.
283 В скупке шлихового золота, самородков и слитков Торгсин кон­курировал с Главзолотом, который имел магазины в районах приисков. В обмен на ценный металл частники-старатели поку­пали там товары. Главзолото проверяло, не является ли золото ворованным с государственных предприятий золотодобычи. Есть основания полагать, что Торгсин побил золотоскупку Глав-золота. Он предлагал больше товаров и, видимо, вначале по бо­лее низким ценам. Кроме того, материалы свидетельствуют, что
385
Торгсин платил за золото больше. В письме из Свердловской области (июнь 1934 г.), например, говорилось, что скупочные цены в Торгсине были в два раза выше цен Уралзолота: в ре­зультате «все пошло в Торгсин», увеличились хищения с приис­ков и спекуляция (см.: ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 15а. Д. 828. Л. 6). К тому же, оценщики Торгсина не были щепетильными: видимо, в Торгсин «утекло» немало золота с государственных приисков. Хотя золото, из Торгсина-ли или из золотоскупки Главзолота, шло государству, ведомственные интересы порой были важнее государственных. Главзолото пыталось заручиться поддержкой правительства в конкуренции с Торгсином. Постановление Сов­наркома СССР от 7 июля 1934 г., например, установило единые цены на товары, отпускаемые Торгсином и торгово-золотоску-почной сетью Главзолота в обмен на шлиховое, рудно-шлиховое золото, самородки, а также неопробированные слитки (см.: РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 94. Л. 62).
284 Химически чистым золотом считалась тысячная проба по ново­му и 96-я проба по старому измерению. Цена других проб опре­делялась исходя из этой базовой цены по содержанию в изделии чистого золота. Для определения цены золота других проб нуж­но было разделить 1 руб. 29 коп. на 1000 и умножить на номер пробы, например 583. Инструкция - и это показатель уровня об­разованности приемщиков - специально объясняла, как нужно делить число на 1000. При расчете содержания чистого веса зо­лота вычитался угар с лигатурного (смешанного с другими ме­таллами) веса: для 900-й пробы - 1%, по золоту ниже 900-й про­бы - 3% веса. См.: Приемка и оценка драгоценных металлов. С. 26-27 и расчетные таблицы.
285 Иностранная золотая монета без дефектов принималась по пари­тету по специальной таблице Госбанка. Дефектная и та, что в таблице отсутствовала, по весу. РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 8. Л. 48; ГАСО. Ф. 1425. On. 1. Д. 1. Л. 26 об.
286 Постановление Наркомата труда СССР от 27 августа 1932 г. «Об имущественной ответственности работников, выполняющих операции с золотом, иностранной валютой и другими ценностя­ми» требовало взимать с виновных в недостачах в 15-20-крат­ном размере стоимости ценностей. ЦГА РУз. Ф. 289. On. 1. Д. 200. Л. 42.
287 речь идет 0б определении пробы золота с помощью камней и игл. Для этого на специально изготовленный черный шлифован­ный камень оценщик натирал крепкими нажимами и как можно гуще испытываемое золото. Рядом специальными золотыми иг­лами разной пробы он натирал аналогичные полоски. Затем
386
сравнивал полоски и по сходству цвета определял пробу испы­тываемого золота. Этот метод был дорогим, а поэтому мало распространенным в Торгсине.
288 ЛОГАВ. Ф. 1154. Оп. 2. Д. 5. Л. 12.
289 В конце зимы - весной 1934 г. в разных городах СССР на ску­почных пунктах Торгсина появилось значительное количество крупных поддельных слитков золота низкой пробы. РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 132; ЦГАМО. Ф. 3819. On. 1. Д. 4. Л. 19.
290 По инструкции, прежде чем отказать, оценщик должен был пред­ложить сдатчику отправить слиток на экспертизу в ближайшее пробирное отделение Госбанка.
291 ЦГАМО. Ф. 3819. On. 1. Д. 4. Л. 19.
292 В архиве сохранилась подборка жалоб на оценки золота проби­рером Гальпериным, который работал в торгсине в Карасу (Узбекистан). По мнению сдатчиков, он «ни черта не понимал», и его оценки расходились с оценками торгсина в Андижане. ЦГА РУз. Ф. 289. On. 1. Д. 200. Л. 72-76.
293 Сердитые циркуляры, которые Правление Торгсина рассылало своим конторам (например, см.: ЦГА РУз. Ф. 288. On. 1. Д. 30. Л. 59-60; Д. 39. Л. 27), подтверждают тот факт, что распоряже­ние правительства о сборе ценных отходов не соблюдалось.
294 В апреле 1932 г. в специальном письме «О золоте, распыляемом при поломке», направленном всем конторам Торгсина, Правле­ние писало, что до последнего времени на распыление золота при приемке не обращали внимание, «но в связи с развитием операций Торгсина потери золота на распылении являются на­столько значительными, что представляется целесообразным приступить к использованию пыли и ветоши, скопляющихся на столах приемщиков, для выделения из них золота». ЦГА РУз. Ф. 89. Оп.1. Д. 16а. Л. 36.
295 РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 114. Л. 38. Материалы Торгсина свиде­тельствуют, что пробиреры не считали излишки, которые обра­зовывались в результате несовершенства приемки драгоценных металлов, обманом населения, так как все шло государству. Бо­лее того, бытовало мнение, что размер излишков не подлежал ограничению. ЦГА РУз. Ф. 288. On. 1. Д. 40. Л. 258.
296 ЛОГАВ. Ф. 1154. Оп. 2. Д. 5. Л. 126-127. Кроме того, там, где не было контор Торгсина, золото и серебро на его счет скупали от­деления Госбанка. О правилах скупки драгоценных металлов от­делениями Госбанка «против товаров Торгсина» см. циркуляр Госбанка, принятый в декабре 1932 г. (ГАСО. Ф. 1425. On. 1. Д. 1. Л. 26-35).
387
297 Предприимчивые люди, особенно в районах старательства, объ­езжали деревни, скупали золото, сдавали его от своего имени в Торгсин, а потом перепродавали втридорога полученные деньги Торгсина и его товары. По признанию Правления Торгсина, до­ходы таких частников превышали обороты некоторых торговых точек Торгсина. Вместо того чтобы запрещать инициативу, Торг­син заключал с частными скупщиками договор. Те, чтобы защи­тить себя от репрессий, соглашались стать официальными аген­тами по скупке и обязывались ежемесячно сдавать определен­ную сумму ценностей. ОГПУ следило за деятельностью частных скупщиков, но по договоренности с Торгсином старалось их не трогать. РГАЭ. Ф. 4433. On. 1. Д. 33. Л. 25; Д. 41. Л. 20.
298 ЛОГАВ. Ф. 1154. Оп. 2. Д. 5. Л. 12. В период развертывания зо­лотоскупки жалобы директоров скупочных пунктов о невозмож­ности «пропустить» всех желающих сдать золото были распространенным явлением.
299 Летом 1933 г. двусменная работа была введена в 10 скупочных пунктах г. Ленинграда. ЛОГАВ. Ф. 1154. Оп. 3. Д. 59. Л. 261.
300 мне не известно значение слова «собачка» в данном контексте: может быть, это был намек на то, что человеку еще предстояло побегать по инстанциям, высунув язык, может быть, - указание на то, что документ был охраной, защитой, подтверждавшей пра­ва сдатчика, а может быть, это была оценка качества жизни советских людей.
301 Приняв ценности, пробирер в трех экземплярах выписывал кви­танцию. Для золота и серебра были разработаны отдельные об­разцы квитанций. Один ее экземпляр оставался у пробирера, два других поступали для проверки к контролеру по приемке цен­ностей. Номер собачки оценщик проставлял на квитанции по приемке ценностей.
302 В 1934 г., как свидетельствуют ленинградские материалы, дол­жность контролера была упразднена, его функции выполнял и без того загруженный работой оценщик-приемщик. ЛОГАВ. Ф. 1154. Оп. 4. Д. НО. Л. 4.
303 Данные квитанции контролер записывал в контрольную ведо­мость, по которой и определялось, сколько ценностей скупоч­ный пункт принял в данный день. Записи в контрольной ведо­мости в конце рабочего дня должны были сверяться с приемо-сдаточными реестрами, которые ежедневно по итогам дня составлял приемщик-оценщик отдельно по золоту и серебру на основе оставшихся у него копий квитанций. Затем копии приемо-сдаточного реестра, одна в мешке с драгоценностями, другая на руках у инкассатора банка, отправлялись в Госбанк. В
388
скупочном пункте оставался один экземпляр реестра для отчет­ности и еще один экземпляр уходил в Правление Торгсина для статистического учета. Эта система, при которой учет скуплен­ных ценностей велся по линии двух ведомств, Торгсина и Гос­банка, важен для определения достоверности статистики Тор­гсина. Образец приемо-сдаточного реестра и другие формы отчетности 1932 г. по приему ценностей см.: ГАСО. Ф. 1425. On. 1. Д. 1. Л. 33 об.
304 Видимо, потому, что по ним владельцы забирали (покупали) товар.
305 Неиспользованные книжки образца 1933 г. поступили в Госбанк в Москву. Специальная Тиражная комиссия проверила их и со­жгла на электростанции. Может быть, поэтому в наши дни прак­тически невозможно найти товарные книжки Торгсина образца 1933 г. Они могли сохраниться только в том случае, если оста­лись неиспользованными у владельцев, но так как люди сдавали за них ценности, то стремились потратить деньги Торгсина все до копейки.
306 Минимальная зарплата выплачивалась и в случае обслуживания меньшего числа сдатчиков.
307 Те, кто работал в системе Торгсина, но не получал «золотой» паек, должны были снабжаться пайками на общих с остальным населением условиях через государственные распределители. В голодной карточной системе первой половины 1930-х гг. полу­чение «золотого» пайка считалось главной привилегией работ­ников Торгсина. О пайках в Торгсине также см. главу «Продавец всегда прав».
308 Наивысший паек в размере 12 золотых руб. полагался оценщи­кам при обслуживании 4,2 тыс. сдатчиков. Контролеры для по­лучения лучшего для них пайка стоимостью 10 руб. должны были «обработать» 8,4 тыс. сдатчиков в месяц (до 350 человек в день). При перевыполнении нормы оценщики и контролеры по­лучали прибавку к зарплате. Наименьший паек стоимостью 6 зо­лотых руб. полагался оценщикам при обслуживании 2,4 тыс. и меньше человек в месяц, а контролерам при обслуживании 275 сдатчиков в день. См.: Приемка и оценка драгоценных ме­таллов. С. 47-49.
309 В некоторых случаях в глубинке скупочная цена определялась в мешках муки. Так, специальная комиссия СТО, которая в 1933 г. проверяла цены в Торгсине, в своей записке отмечала, что в приисковых районах за килограмм шлихового золота в I—II квар­талах 1932 г. Торгсин давал 3,3 т муки, в III квартале - 4,03 т, а в IV - 9,2 т муки. Увеличение выдачи муки было связано не с из­
389

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.